Share Next Entry
Венгрия: Бессилие левых дает шанс ультраправым
социализм, котэ, революция
kamrad_che

Венгрия:
 Бессилие левых дает шанс ультраправым

 

В свое время мне посчастливилось пообщаться с товарищем Матьяшем Беньиком, председателем АТТАК-Венгрия и активистом Рабочей партии Венгрии–2006, приезжавшим в Киев по случаю проведения Европейской подготовительной ассамблеи к социальному форуму в Мальмё. «Слышал, дела у вас неважно... Будапешт, наверное, второй самый правый город в Европе после Бухареста?» «Хуже, хуже – самый правый», – качал головой мой собеседник.

И вправду – над Венгрией сгущаются мрачные тучи. На улицах городков этой центральноевропейской страны с недавних пор хозяйничают ультраправые. Представляющая их партия «Йоббик» имеет реальные шансы войти в центральную власть после парламентских выборов, первый тур которых состоялся 11 апреля 2010 года. Выборы подтвердили наихудшие опасения: совокупно правые набрали более 70% – 52,73% у консервативной партии «Фидес», победившей во всех округах, за исключением одного, и получившей единоличный контроль над парламентом, а у неофашистов из «Йоббик» результат составил 16,67%. Это всего на 3% меньше, чем 19,31% правящей Венгерской социалистической партии, «левизной» (даже по меркам европейской социал-демократии) также не отличающейся[1]. Еще 7,44% голосов получили самые вменяемые, на мой взгляд, люди в новом венгерском парламенте – экологистское левоцентристское объединение «Другая политика возможна» (Lehet Más a Politika). Получили вопреки недоброжелательным прогнозам, утверждавшим, что 5%-ый барьер дебютанты венгерской политической жизни не возьмут. Однако это слабое утешение – особенно с учетом того, что специфическая (если не сказать больше) венгерская избирательная система позволит им получить только 5 мест в Национальном собрании (1,3% от общего количества), в 5 раз меньше, чем «орлам» из «Йоббика». Второй тур, очевидно, изменит расклад только в сторону еще большего перевеса «Фидес». Правительство возглавит правый демагог Виктор Орбан, в партии которого хватает собственных фашистов. Собственно, к этому все и шло – наверное, еще с памятного 50-летия событий 1956 года, когда протестующие, находившиеся под сильным влиянием правых, даже прокатились на «тридцатьчетверке» [2].

Ситуация в Венгрии наиболее четко выражает те неофашистские тенденции, которые наблюдаются и во всех прочих странах Центральной и Восточной Европы. Следовательно, понимание причин роста национализма в Венгрии позволит понять угрозу, перед которой стоят народы всех стран региона.
 

Экономический кризис, больно ударивший по всей Центральной и Восточной Европе, вскрыл несостоятельность возвращенного капитализма не в одних только странах Балтии. Экономику стран Центральной Европы нельзя назвать независимой: в той же Венгрии около 70% национального ВВП производится транснациональными корпорациями. И если еще несколько лет назад говорили о стабильности венгерского форинта, то в условиях кризиса ситуация ощутимо ухудшилась – вспомним рекордный кредит, взятый венгерским правительством у МВФ в прошлом году (о чем неоднократно и с завистью вспоминала украинская верхушка, взирающая на неолиберальные международные финансовые институции с таким же религиозным восхищением, как и венгерская). А вступление в Евросоюз в 2004 г. не принесло ожидаемого повышения уровня жизненных стандартов – наоборот, стало заметным отставание от стран Западной Европы (и это при том, что Венгрия является самой благополучной в экономическом плане страной региона после Словении и Чехии). Казалось бы, в таких условиях должно состояться протрезвление населения насчет «достоинств» свободного рынка. Оно-то так и есть – взять только исследования американского Pew Research Centre, подтверждающие, что сегодня только 46% венгерского населения высказываются в поддержку капиталистической модели (а 20 лет назад этот показатель составлял 80%). Да и рабочие и служащие в Венгрии (особенно в сфере транспорта) не боятся проводить забастовки. Но настроения эти, вместо того, чтобы стимулировать активность самоорганизации масс, напротив, используются крайне правыми демагогами.

Простор для правого популизма обеспечивает практически полное отсутствие каких-либо левых движений и организаций в стране. Название находящейся при власти с 2002 г. (по большей части в коалиции с либеральным Альянсом свободных демократов, с недавних пор – самостоятельно) Венгерской социалистической партии никого не должно обманывать – она даже не является социал-демократической. Кабинеты Петера Меддьеши, Ференца Дьюрчаня и Гордона Байнаи, сформированные партией, называющей себя «социалистической», ответственны за проведение неолиберальной экономической политики, предусматривающей приватизацию общественного сектора, здравоохранения и образования. Антисоциальность политического курса «социалистов» очевидна настолько, что на ней играют даже консерваторы из партии «Фидес», возглавляемые правым популистом Виктором Орбаном. Эта правая партия предпочитает атаковать своих оппонентов «слева» (например, выступая против демонтажа бесплатной государственной медицины). В свою очередь, «Фидес», не предоставляя никакой разумной альтернативы, постоянно ищет козлов отпущения и ведет пропаганду ненависти. К тому же, Орбан и его соратники не гнушаются самых неопрятных методов во взаимоотношениях даже с ближайшими союзниками[3].  

Таким образом, ныне сложилась обстановка, в которой венгерским избирателям предлагают выбирать между двумя неоконсервативными партиями («Фидес» и ВСП) либо национал-консерваторами, то есть самыми что ни на есть неофашистами («Йоббик»). Почему же в Венгрии, где радикальный национализм еще недавно имел намного меньшее распространение, чем в той же Румынии или Хорватии, правым радикалам сопутствует удача? 

 

Фашизм: двубортный и беспощадный

Венгерские правые уже показали себя во всей красе во время своего нахождения при власти в 1990-1994 и 1998-2002 годах. Собственно, социальная и экономическая политика сменивших их псевдосоциалистов и свободных демократов ничем практически не отличалась – режим «крайней экономии» и резкое сокращение государственных расходов было осуществлено именно при «левом» правительстве бывшего компартийного функционера Дьюлы Хорна. Но вот на внешнеполитической арене именно правые заметно ухудшили отношения страны со своими соседями – не в последнюю очередь на почве ностальгии за «Великой Венгрией» в том виде, в каком она существовала до Трианонского мира 1920 г. В 1990-ых местные остряки даже основали «Партию за меньшую Венгрию». Крайнюю рьяность в борьбе с географическими соседями показывала представленная в парламенте ультраконсервативная Венгерская партия справедливости и жизни (MIÉP), созданная унылыми престарелыми политиканами из праворадикального крыла Венгерского демократического форума.

В новом веке эту нишу освоила основанная на базе правокатолической молодежной организации в 2003 г. ультраправая партия «Йоббик» («Партия за лучшую Венгрию», хотя в названии присутствует игра слов – Jobbik означает не только «лучший», но и «правый»). Подъем ее популярности начался с антиправительственных протестов в сентябре-октябре 2006 г. Прикармливаемые солидными консерваторами из «Фидес», неофашисты новой формации даже смогли при пособничестве правоцентристов создать собственные военизированные отряды – «Венгерскую гвардию» («Мадьяр гарда»). Что такое «Йоббик» и с чем ее едят, обстоятельно описано в статье Владимира Задираки «Неофашистская партия Йоббик. Ничего смешного, кроме названия».

«Йоббик» создал вокруг себя ажиотаж в СМИ. Ведь «Йоббик» не просто владдет единственным в мире национал-социалистским телеканалом – это была едва ли не единственная партия, чью рекламу крутили по «Euronews» накануне последних выборов в Европейский парламент (проводившихся в июне 2009 г.)[4]. Как результат, «Йоббик» набрал на выборах в Европарламент 14% и едва не потеснил правящих социалистов[5]. Примечательно, что список ультраправых возглавил не главный партиец и командир «Венгерской гвардии» Габор Вона с его фюрерскими замашками, а бывшая правозащитница либерального толка Кристина Морваи – ранее эта дамочка работала в структуре ООН и опекалась палестинцами (сами палестинские организации, естественно, отменили ее приглашения на организованные ими конференции, когда она связалась с неофашистами). На парламентских выборах венгерские праворадикалы предложили этот тандем на высшие посты в государстве: респектабельную Морваи – в президенты (президент Венгрии – ряженный генерал, раз в году появляющийся на телеэкранах, чтобы поздравить страну с новогодними праздниками, да и то днем 1 января, а не под бой курантов), а «маленького Гитлера» (или, учитывая возраст, Шираха) венгерской политики Вону – в премьеры.

«Когда ей дают слово, Морваи спускается с трибуны – ближе к народу. Немного копируя «задушевную» манеру Сары Пэйлин, она начинает говорить о страданиях, которые претерпел трудовой народ после падения коммунизма. Переходя к транснациональным корпорациям, которые «оккупировали Венгрию», она проводит параллель с Ближним Востоком. Мол, с венграми делают то же, что с палестинцами. Причем те же израильтяне.

Но повсюду в Европе есть люди, которые с этим не согласны, говорит она. «Западная либеральная пресса наверняка назовет их фашистами», – Морваи обращает свой взгляд на корреспондента Newsweek, заставляя всю аудиторию, включая нескольких скинов и щуплого очкарика с цифрой 88 на футболке (зашифрованное нацистское приветствие), негодующе посмотреть в мою сторону», – пишет об этом замечательном человеке тот самый либеральный корреспондент в статье «Кубик Йоббика».

В годы «Первой республики» в Италии «Итальянское социальное движение», составленное из почитателей Муссолини, участвовало в парламентской деятельности с целью пропаганды неофашистских идей и даже было близко к тому, чтобы войти в коалиционное правительство с христианскими демократами. Одновременно военизированные ударные группы итальянского неофашизма вроде «Ordine Nuovo» пытались эскалировать напряжение в обществе посредством запугивания и непосредственного террора, тем самым расчищая путь для своих единомышленников в истеблишменте. Эта тактика и получила наименование «двубортного фашизма». Собственно, в самой Италии она работает и по сей день, причем работает как никогда успешно – восхищающийся Муссолини Берлускони и его союзники, не скрывающие своих фашистских взглядов, воплощают программные установки крайне правых на деле. У «Йоббик» эта же цель.

О чрезвычайном динамизме «Йоббика» в европейской праворадикальной среде красноречиво свидетельствует то, что именно венгерская партия стала инициатором объединения в международное движение таких мэтров неофашизма, как французский Национальный фронт, Британская национальная партия и австрийская Партия свободы. Сейчас к ним, похоже, присоединится и Всеукраинское объединение «Свобода» – для последователей Тягныбока венгерские единомышленники могут быть таким же примером для подражания, как партия Ле Пена, к тому же адаптированная к восточноевропейским реалиям.

В риторике «Йоббика» доминируют антицыганские, антисемитские, антииммигрантские, просто расистские, клерикальные и патриархально-консервативные нотки, а также традиционные для «Фидес» выпады против «большевиков во власти» (о да! Вы представляете себе Дьюрчаня в образе Ленина?). Как не упомянуть о попранных «национальных интересах», ну и, конечно же – «венгерских людей обижают», особенно в Словакии (а вообще, «Йоббик» требует самоопределения для венгерских меньшинств в соседних странах – от Воеводины до Закарпатья). Плодотворную почву для спекуляций венгерских националистов создают их же собратья по националистическому цеху из Румынии, дискриминирующие местное венгерское и секейское население. Плюс евроскептицизм – еще один конек многих националистов в Восточной Европе, включая президентов Качиньского и Клауса (в отличие от левых, критикующих Евросоюз за демонтаж социальной защиты в странах-членах, правые сокрушаются на «потерю национальной идентичности» и «размывание государственного суверенитета»). Впрочем, еще неизвестно, как отреагирует на электоральный успех ненавидящих Евросоюз венгерских правых радикалов та самая европейская общественность: да, можно припомнить раздраженную реакцию последней на рост популярности правых популистов в Австрии и Франции, но, с другой стороны, на подобные угрожающие тенденции, скажем, в Дании или Нидерландах особого внимания страны региона не обращали.

 Неудивительно, что главный лозунг «Йоббика» тоже звучит до боли знакомо: «Венгрия для венгров!» Вместе с тем, нельзя не отметить и антикапиталистическую составляющую программ венгерских ультраправых. Конечно, «антикапиталистической» ее можно назвать очень условно: верх такого «антикапитализма» – «социальная рыночная экономика» и защита мелкого бизнеса от транснациональных корпораций (естественно, еврейских). Однако на фоне мейнстримных партий и общего идеологического вакуума критика финансовых институций и экономических устоев со стороны ультраправых кажется венгерскому избирателю радикальной (ВКРП, о которой речь пойдет ниже, считает, что если бы не было «Йоббика», то в парламент на их место прошли бы антикапиталистические левые). И в этом аспекте «Йоббик» возрождает дух венгерского нацизма, каким он был накануне и в годы Второй мировой войны – в лице «Национал-социалистской партии сельских и промышленных рабочих», «Национал-социалистской венгерской рабочей партии» и, естественно, «Скрещенных стрел» (нилашистов) Ференца Салаши. Все они пытались апеллировать за поддержкой не только к мелкой буржуазии, но и к рабочим[6]. Примечательно, кстати, что сами венгерские националисты своих нилашистских корней не скрывают, например, пользуются полосатым «флагом Арпада», бывшим символом не только монархистов, но и «Скрещенных стрел», когда те остались последними союзниками Гитлера в 1944-1945 годах. Даже «лицо партии» Морваи – и та не возражает, когда ее называют «Нилаш-Барби».
 

Все же главным врагом венгерской нации, по мнению «Йоббик», являются не мигранты, евреи, коммунисты, плутократы, гомосексуалисты и прочие подрывные элементы, а цыгане. Партия не просто настраивает венгров против ромов, приписывая последним некую врожденную «этническую преступность» (на заре своей известности «Йоббик» поддерживала целый сайт, посвященный этому «явлению»). На счету ее боевого крыла, «Венгерской гвардии», – многочисленные нападения на цыган, включая женщин и детей; по крайней мере в шести случаях доказаны факты убийства ромов неонацистами на почве этнической неприязни.

В ноябре 2009 г. «молодая смена» венгерских ультраправых активно включилась в разжигание межнационального конфликта в городке Шайобабонь, активно спекулируя на теме пресловутой «этнической преступности» ромов. Лидер «Фидес» Виктор Орбан возмущался, что «нелегальные военизированные формирования занимаются тем, чем должно делать правительство». То есть предводитель этой «респектабельной» силы, которая с огромной долей вероятности возглавит Венгрию после следующих парламентских выборов, напрямую заявил, что этнические чистки являются обязанностью государства!

Как показал опрос, проведенный еще в 1991 году лос-анджелесской «Таймс-миррор», в венгерском обществе антицыганские настроения были более свойственны людям с высшим образованием (82% респондентов этой категории высказывали предубеждения против ромов) и сторонникам «демократических» перемен (84% против 77%). Более того, отдельные цыганские политики подливали масла в огонь ксенофобии: так, председатель Союза правосудия венгерских ромов Геза Ремени согласился с существованием пресловутой «этнической преступности», обвинив в ней… валашских цыган, которые-де «поголовно были ворами и грабителями» и достойны депортации из страны (согласитесь, двухминутку ненависти по отношению к цыганской бедноте в исполнении представителя цыганской элиты трудно отличить от похожих выпадов фашистов из среды этнических венгров). При этом на фоне дискриминации цыган за два десятилетия «после смены режима», как здесь принято говорить, активно культивировались другие формы ксенофобии.

В стране, где под конец Второй мировой войны немцы и нилашисты уничтожили полмиллиона евреев, искусственно возрождается «бытовой антисемитизм», показатели которого выросли с 7% в 1990 до 35% в 2009 году (в отличие от распоясавшихся ныне венгерских наци-скинов, даже гитлеровский сателлит и диктатор Миклош Хорти до последнего отказывался провести физическое истребление целого народа). Вновь, как во времена белого террора, следовавшего за подавлением Венгерской советской республики в 1919 г., людям вешают на уши лапшу из «еврейских заговоров» и «мировой закулисы». Участвуют в нагнетании истерии не только крайне правые, но и «умеренные»: правоцентристы из Венгерского демократического форума, к примеру, осудили выдвижение председателя Центробанка Дьёрдя Шурани на роль преемника ушедшего в отставку главы правительства Ференца Дьюрчаня именно из-за его еврейского происхождения: «Кандидатуру Шурани поддерживает старик Шимон Перес. Сделка по передаче власти, объявленная израильским президентом, уже вышла на стадию, когда потребовался еврей на посту премьер-министра Венгрии. Сделка готовилась уже много месяцев».

На публичном уровне венгерские правые радикалы всячески открещиваются от обвинений в антисемитизме. Но как же быть тогда с одной из дочерних организаций «Йоббика» – «Профсоюзом готовых к действию венгерских полицейских»? В рядах этого «профсоюза» состоят 4 тысячи человек – 10% от всего штата венгерской полиции, а в столице этот показатель еще выше. Дело в том, что венгерское законодательство разрешает сотрудникам полиции вступать в профсоюзы, но вот направленность этого объединения далека как от синдикализма, так и от реформизма. Основную свою задачу «сознательные» венгерские полицейские видят не в сфере защиты трудовых прав. «Принимая во внимания сложившуюся в нашей стране ситуацию, мы заявляем: антисемитизм – это не просто право, а святая обязанность каждого венгерского патриота, и мы должны быть готовы к вооруженной борьбе с евреями», – вещает их брошюра.

Редактор этого, с позволения сказать, программного документа, госпожа Юдит Сима, участвовала в выборах в Европарламент в качестве кандидата от партии «Йоббик». Хотя накануне выборов ее уволили из полиции, но Сима сохранила за собой пост председателя замечательного полицейского профсоюза, не чуждого расизма, национализма и нетерпимости. А как следует оценивать выдержку из ее же заметки в следующем выпуске полицейской брошюрки: «Я за мирные решения. Но мирное решение возможно только в том случае, если наше сионистское правительство переедет в Тель-Авив, поскольку именно они разжигают войну… Нам нужно быть готовыми к венгерско-цыганской гражданской войне, к которой подстрекают евреи». Когда же в прокуратуру был направлен иск против авторов статьи, обвиненных в разжигании межнациональной розни, власти его отклонили, заявив, что статья не содержит призывов к насилию против национальных меньшинств, а наоборот – призывает защищаться от возможных нападений со стороны представителей этих «подозрительных» этнических групп (цыган и евреев).

Похоже, растущая популярность «Йоббика» оказалась неожиданной даже для творцов «монстра Франкенштейна». Недаром орбановский «Фидес», выпестовавший новую ультраправую политическую силу и многих ее функционеров, вышедших из его рядов, в последнее время стал яростно открещиваться от своего порождения. В частности, в СМИ подогреваются ведомости о финансировании «Йоббик» русскими и чуть ли не иранскими спецслужбами – дескать, все дело в том, что венгерские националисты, постоянно обрушивающиеся с нападками на Запад, готовы обернуться на Восток, к своим «туранским корням», и сотрудничать скорее с Россией, Китаем и Казахстаном, чем с ЕС и США. Делается это потому, что «Фидес» имеет репутацию политической силы подчеркнуто антироссийской – кабинет Орбана старался с РФ не сотрудничать, а поездка премьера от социалистов Ференца Дьюрчаня в Москву на празднование 60-ой годовщины Победы в Великой Отечественной войне вызвала бурю негодования со стороны правой оппозиции.

 
 


[1] Важно учитывать, «Йоббик» резко отличается от своих непосредственных идеологических предшественников в первую очередь тем, что ее поддержка зиждется на молодежи. Опросы перед парламентскими выборами показывали, что если средний возраст избирателя ВСП и «Фидес» – соответственно 55 и 45 лет, то у новых ультраправых – всего 39!

[2] Вот, например, характерные зарисовки посетившего Венгрию в 2007 г. активиста: «Как хорошо известно читателям следящим за событиями в Венгрии, ударные силы антиправительственных демонстрантов это ультраправые из Венгерского Национального Комитета, фашисты, скинхеды и футбольные фанаты. Этой публики в Будапеште более чем достаточно. Бритоголовые заметно выделяются в городской толпе — их лысины блестят на солнце, на ботинках белые шнурки, на рукавах венгерские флаги. Выходцам из Азии, чернокожим и цыганам в столице в Венгрии не на много более уютно, чем в Москве или в Петербурге. Интересно отметить, что многие из скинхедов — выходцы из вполне буржуазных слоев населения. Их постоянно можно видеть на улицах зажиточных кварталов. Иногда в дорогих ресторанах можно наблюдать картину — респектабельно одетые родители и бритоголовый сынок. Папа с мамой — либералы, а сын — фашист, все логично. Ультраправые уютно себя чувствуют во всех слоях венгерского общества».

[3] Собственно, ее доминирование в правоцентристской нише было обеспечено беззастенчивым поглощением Партии мелких хозяев во главе с одиозным и склонным к политической клоунаде Йожефом Тордьяном, своеобразным венгерским аналогом Владимира Жириновского. Уже длительное время «Фидес» активно добивается такого же результата с Венгерским демократическим форумом, ветераном перехода к многопартийности в стране.

[4] А их страничка в Интернете даже снабжена русским переводом, пусть и в отвратительном качестве. Вот характерный образчик: «Декларация многоцветности культуры, пропаганда про голландскые деревянные тапки, баварские кожанные штаны, венгерского табунщика и абрикосовую водку еще не дает гарантию на выживание нации, если страны по самоопределению деградируют до провинции Брюсселя»

[5] Справедливости ради надо отметить, что явка на выборах была рекордно низкой – пришло около трети избирателей (в соседней Словакии она была даже ниже 20%).

[6] О чем часто пишут, черпая сведения об истории венгерского фашизма в 20-40-ые годы ХХ века из монографии Вольфганга Виппермана «Европейский фашизм в сравнении», хотя и в ней есть фактические ошибки: например, о лидере одной из нацистских партий Золтане Бесерменьи говорится, что он «после 1945 года играл еще некоторую роль в Коммунистической партии Венгрии» – на самом же деле, после освобождения от немцев власти запретили ему как фашисту въезд в страну.


 


 


  • 1
Log in and let the naughty fun begin! Go Here dld.bz/chwZH

  • 1
?

Log in

No account? Create an account